Запад получил доступ к наукам благодаря мусульманам

(По книге Филипа Хитти «Краткая история Ближнего Востока: мост трех континентов»)

Еще в правление аль-Mансура в Багдаде был переведен на арабский язык индийский трактат по астрономии, открывший эту науку для мусульманского мира. Среди первых ученых известен аль-Хорезми (ум. ок. 850), арабоязычный перс из Багдада, создавший на основе этого перевода свои астрономические таблицы, которые, в свою очередь, в 1126 г. были переведены на латинский в Толедо в Испании. Наряду с астрономическим индийским трактатом в поле зрения арабских переводчиков попал и трактат по математике, который вводил в обиход так называемые арабские цифры. Аль-Хорезми использовал эти цифры в своем учебнике по алгебре (al-Jabr), первом в своем роде. С переводом работы аль-Хорезми на латинский эта область математики, а также арабские цифры стали известны в Европе.

Из Индии и Персии арабы получили свое первое собрание сказок, в которых читатель извлекал моральные уроки из приключений животных. Эти басни вышли из-под пера индийского философа Бидпая и были в середине VIII в. переведены с персидского языка на арабский принявшим ислам зороастрийцем. Они стали первым литературным произведением на арабском языке и даже были переведены на испанский при короле Альфонсе Мудром (ум. 1284), покровителе и поклоннике мусульманской культуры, правившем в католической Испании. Вскоре был сделан их латинский перевод. Поскольку оригинальный текст этих сказок был записан на санскрите и их первый перевод на персидский язык был утерян, именно арабская версия легла в основу европейских басен и сказок на сорока языках. Французский баснописец Лафонтен признавался, что многими своими сюжетами обязан сказкам Бидпая.

Еще более богатым источником, чем Индия и Персия, была Греция, подарившая арабскому миру основы философских и научных знаний. Ведущей фигурой в этой области был несторианин Хунайн ибн Исхак (809—873). Хунайн возглавлял Дом Мудрости, основанного халифом в 830 г. (Это был своеобразный синтез академии, библиотеки и переводческого бюро). Хунайн по профессии был врачом. Он знал греческий язык, с которого переводил тексты на родной сирийский. На основе сделанных им переводов его сын и племянник выполнили переводы на арабский язык. Благодаря ему и его сподвижникам арабские читатели получили доступ к медицинским трудам Галена и Гиппократа, ботаника Диоскурида, философским шедеврам Аристотеля и Платона.

Когда аль-Мутаваккиль приказал ему, своему личному лекарю, приготовить яд для одного из своих врагов, Хунайн ответил категорическим отказом, за что был брошен в темницу, где провел целый год. Ему пригрозили смертной казнью, если он и дальше будет проявлять неповиновение. Хунайн спокойно, но твердо объяснил, что выполнить приказ халифа ему запрещает вера, которая предписывает делать добро даже врагам, а также профессия, призванная приносить людям облегчение от страданий, а не наоборот. Устыдившись, аль-Мутаваккиль оправдался тем, что просто проверял честность своего лекаря.

Еще одним выдающимся сирийским переводчиком был Сабит ибн Кура (836—901). Звездочет из Харрана Сабит возглавлял школу из родственников и друзей, интересующихся астрономией и математикой. Именно этой школе были обязаны переводом на арабский язык работ Евклида и Архимеда. Немногим раньше в Харране также были переведены Евклидовы «Начала» и «Альмагест» Птолемея. Этот известный труд астронома-географа из Александрии (ок. 140) дошел до нас только в арабском переводе, как это видно даже из его названия.

Период переводов (ок. 790—890) положил начало важнейшему интеллектуальному движению раннего ислама, и, учитывая его влияние на католический Запад, можно утверждать, что оно было одним из важнейших в мировом масштабе. Благодаря ему носителям арабского языка стали доступны истинные сокровища индоиранского, семитского и эллинистического культурного наследия. Ислам потерял свой примитивный характер и национальную ограниченность, заняв место соединительного звена между Западной Азией и Восточной Европой. Это движение не имело аналогов вплоть до XIX в., когда стагнирующая ближневосточная культура получила новый толчок к развитию благодаря переводам с английского и французского. Не будет преувеличением сказать, что передача знаний и идей посредством перевода не менее значима, чем оригинальные произведения. Без перевода и переводчиков ни Десять заповедей, ни Нагорная проповедь, ни философия Аристотеля, ни Кодекс Юстиниана не обогатили бы сокровищницу мировой культуры.

После первоначального периода переводов и подражаний наступило время оригинального творчества. И вновь его центром стал Багдад. Таким образом, город превратился в мировую столицу науки, заняв достойное место в ряду других влиятельных центров просвещения, таких как Иерусалим и Афины. В теологии и юриспруденции, филологии и лингвистике арабские ученые уже проявили себя новаторами и творцами. И вот теперь они заимствовали и творчески перерабатывали идеи, пришедшие к ним благодаря переводу с других языков. Это особенно верно в том, что касается медицины, математики и географии.


Опубликовано:7 Июнь, 2018, Просмотров:1428, Печать
 

Ваше имя |
Текст
Captcha
|
Captcha
ПОСЛЕДНИИСТАТЬИ
© 2018 При использовании материалов, ссылка на сайт www.iSLAM.az обязательна!
Copyright 2002-2016, Центр Религиозных Исследований, All Rights Reserved.
Вопросы и пожелания: admin@islam.az
  SpyLOG Сайт сделал: 313wb.com