Рецензия: “Религия в Азербайджане: с древнейших времен до сегоднящних дней”

Рецензия: “Религия в Азербайджане: с древнейших времен до сегоднящних дней”

Это копия рецензии, напечатанной на сайте ann.az, на книгу “Религия в Азербайджане: с древнейших времен до сегоднящних дней”


В течении всей истории человечества религия занимала одно из самых важных мест в судьбе народов, обществ и государств, являясь важным элементом стабильности или анархии. И сегодня этот фактор оказывает значительное влияние на общества, находясь в центре как внутренней, так и международной политики самых разных стран с различными формами политического устройства.

С обретением независимости, в Азербайджане также начался процесс возврата к национально-духовным корням, в связи с чем роль религиозного фактора имеет тенденцию к неуклонному росту и в нашей стране.
Азербайджан, страна с подавляющим мусульманским населением, является носителем культуры, исторически являющейся значимой, если не образующей частью исламского цивилизационного ареала. Стратегический выбор светского характера государственности обеспечил, в то же время, условия для свободной реализации религиозных воззрений и идеалов как мусульманскому большинству, так и представителям религиозных меньшинств. Согласно результатам последних опросов, религия превращается в стиль жизни более чем каждого пятого жителя страны.
Возрастание роли религиозного фактора в стране привлекает интерес к этой сфере и зарубежных стран и идеологических центров. Наряду с положительным фактором расширения религиозных контактов и связей азербайджанских верующих с единоверцами за рубежом, наблюдаются и попытки использования идеологического влияния религии в деструктивных политических целях, в первую очередь – в направлении подрыва или ослабления национальной независимости страны. Все это происходит на фоне сложной международной ситуации, когда международные центры силы взяли курс на интеграцию «политического Ислама» в архитектуру т.н. «Больного Ближнего Востока».
Рост общественной роли религиозного фактора, делает необходимым формирование концептуального осмысления данного феномена и определения политики в данной сфере.

Стратегические основы государственной политики в данной сфере, заложенные общенациональным лидером Гейдаром Алиевым, и исходящие из политической линии Президента Ильхама Алиева, создают необходимые рамки для выработки вышеуказанных концептуальных положений, своего рода национальной идеологии в данной сфере. Работа по наполнению и постоянному обновлению, теоретической подпитке указанной стратегии – это насущная задача ученых, экспертного сообщества и, конечно же, соответствующих государственных и общественных организаций. Вопрос о выработке данной концепции превратился в важный элемент общественного заказа.

На фоне общественных ожиданий в данном вопросе, издание книги «Религия в Азербайджане: с древнейших времен до сегодняшних дней», автором которой является председатель Государственного Комитета по Работе с Религиозными Структурами Хидаят Оруджев, создало надежду, что процесс выработки такого подхода наконец-то начался. И представленный на суд общественности труд обобщит опыт государственной структуры, действующей в данной сфере более чем 10 лет и личный опыт представителя интеллигенции с 20 летним стажем работы в государственных структурах.

К сожалению даже первичного ознакомления с книгой достаточно для осознания того, что «гора» родила очередную «мышь». Вместо серьезной исследовательской работы и стратегического подхода к ответам на актуальные вопросы, книга представляет собой компиляцию давно известных, порой устаревших данных; непропорциональную перепечатку текстов из специализированных исследований по истории религий и тезисов, больше напоминающих лозунги.
Внимательное ознакомление с книгой выявил следующие серьезные недочеты и подтверждение поверхностного подхода к теме:

«Оригинальность» плагиата.

Заявленные претензии на уникальность в первую очередь создают у читателя данного труда ожидания на серьезную исследовательскую работу или как минимум оригинальность выводов. К сожалению, в ней не только невозможно найти оригинальные мысли , напротив – целые блоки книги являются не чем иным как банальным плагиатом.

Так, первая глава книги, посвященная истории религий в Азербайджане, фактически является плагиатом специализированной в этой области литературы. Если ввести почти любое предложение из материала этой главы в графу «поиск» в интернете, то оно один к одному совпадает с аналогичными текстами более ранних изданий.

Надо отдать должное автору книги – он, действительно, пошел оригинальным путем – в научной литературе плагиат и компиляцию обычно пытаются представить как частичное использование чужих мыслей с добавлением своего вывода. При этом, хотя бы определенная часть используемой цитаты дается в кавычках. Данная же книга, действительно, «оригинальна» в использовании плагиата – большинство материалов просто перепечатано из единственного источника, без всякого сравнительного изучения. Большая часть данной главы, посвященная распространению в Азербайджане Ислама и христианства и истории самых ранних верований, почти полностью скопирована из «Истории Азербайджана» в 7-ми томах; соответствующая часть, посвященная иудаизму, – из книг Моше Беккера «Евреи Азербайджана: История и перспективы» Баку, 2000 г. и «Электронной еврейской энциклопедии», на основании «Краткой еврейской энциклопедии» Иерусалим 1988.

В то же время, книга изобилует целыми абзацами, списанными из других книг, которые даже не указаны в списке использованной литературы. Так, в главе, посвященной современному периоду, значительные перепечатки из книги «Христианские Сектантские Миссионерские Организации в Азербайджане», выпущенной в Баку в 1997-м году группой молодых исследователей, а также из указанной выше «Еврейской Энциклопедии» даны без всякого указания данной литературы в библиографии.

У нас не было возможности проверять каждое предложение этой книги по отдельности, но обнаруженное уже дает основание предполагать, что таких «ссылок без ссылки» в книге предостаточно.

Как мы можем разбазаривать национальное мировоззренческое наследие или верования «азыхантропа» как актуальный вопрос общественной мысли.

Часть, посвященная истории религий интересна и балансом, а вернее дисбалансом внимания, отведенного исторически распространенным в Азербайджане религиозным идеологиям. Так, в этой части, где отведено значительное место даже верованиям «азыхантропа» (на самом деле, перепечатки их соответствующей главы «Истории Азербайджана»), автор ограничился лишь повторением некоторых известных фактов о Зороастризме, который занимал значительный период в истории Азербайджана, и который, по словам Мери Бойса, процитированного в этой же книге, повлиял на человечество больше всех других религий.

Говоря об этом учении, ничего не сказано о его основах и последующем искажении, дальнейшей судьбе зороастризма и влиянии его идейно-философского наследия, даже тысячу лет спустя, на уникальные религиозные учения, возникшие в Азербайджане (в частности, на суфизм). Достаточно сказать, что ученые соседнего Ирана (несмотря на исламскую идеологию этого государства) не только реализуют курс, направленный на сохранение наследия Зороастризма, но и выступают с заявлениями о его монотеистическом характере, о пророческой миссии его основателя Зороастра. На этом фоне и учитывая влияние зороастризма на самоидентификацию и культуру азербайджанского народа (достаточно упомянуть лишь традиции Новруза), недостаточное внимание к этой традиции через призму исторического наследия именно нашего народа, на самом деле, является безоговорочной уступкой «другим» огромного пласта нашего национального наследия, связанного с цивилизацией зороастризма.
Хотя в книге имеются некоторые исторические данные об Албанской Автокефальной Церкви (ААЦ), читателю не представляются сведения о ее идейных основах, исторической самобытности и отличии доктрины и символики ААЦ от армянской григорианской церкви. А ведь эта церковь, возникшая еще во времена Кавказской Албании, и ее наследие имеют важное политическое значение с точки зрения доказательства автохтонности нашего народа. Упразднение ААЦ и ее передача в подчинении Эчмиадзина в 1836-ом году, создали благоприятные условия для армянской фальсификации нашей истории и территориально-политических притязаний армян. Учитывая пространность блока, уделенного христианству в целом (достаточно отметить, что его размер превышает размер, уделенный Исламу, практически в два раза), как минимум странным выглядит маргинальное внимание, отведенное автором данному вопросу.

Неправильность избранной методологии (т.е. отсутствие подхода к рассмотрению религиозно-культурного феномена через призму формирования азербайджанской национальной идентичности) сильнее всего ощущается при чтении разделов книги, посвященных истории Ислама в Азербайджане.
Так, книга практически «проходит мимо» таких вопросов, имеющих важное историческое значение, как религиозная история Сефевидов; особенности идейных и теоретически-доктринальных взглядов Шаха Исмаила Хатаи; причины и исторические условия распространения шиизма в Азербайджане; роль и деятельности в религиозной политике монголов выдающихся визирей Эльханидов азербайджанского происхождения – Насираддина Туси (благодаря влиянию которого на наследников престола позднее монголы официально приняли Ислам ) и Рашидаддина Фазлуллаха. В книге вообще не отражена борьба Надир шаха Афшара с религиозным радикализмом. А ведь все это кумулятивно и есть вклад азербайджанской истории в развитие обще-исламской культуры и цивилизации. Все это – доказательства самодостаточности азербайджанского элемента в религиозной сфере.

Сегодня как в Иране, так и в братской Турции, происходит бурная научно-публицистическая деятельность в попытке присвоения сефевидского наследия. Иран, в попытке монополизации сефевидского наследия, преследует цель укрепления лидерства в шиитском мире, а Турция подходит к этому через призму интеграции в общество собственного алевитского населения, корнями восходящего именно к Сефевидам. Поэтому вызывает удивление такое безразличие к наследию сефевидского движения, во главе которой стояла древняя азербайджанская тюркская династия, а ее основу составляли десятки других тюркских династий и племен, которые стоят у истоков этногенеза азербайджанской народа.

Затронутые выше вопросы не носят кабинетно – академический характер. Ведь мы живем не в вакууме и замалчивание этих аспектов нашей религиозной истории или их «халатное разбазаривание» – это пища для тех, кто старается создать образ придаточного характера азербайджанского национальной идентичности. Не такое ли, в лучшем случае, безразличие и дает повод некоторым иностранным (в том, числе армянским) ученым называть Азербайджанскую культуру «не чем иным, как отростком иранской культуры» (вспоминается недавняя фальсификаторская попытка армянских медиа вложить данный тезис в уста именно теолога – азербайджанца, нашего земляка – Гейдара Джемаля).

Ислам в Азербайджане: мы только потребители?

Параграф о распространении Ислама в Азербайджане вообще достоин отдельного рассмотрения. Немного статистики. Привлекает внимание, что если истории и распространению иудаизма в Азербайджане отведены 22 страницы, христианства – 28 страниц, истории Ислама, который является религией подавляющего большинства народа, отведено всего 12 страниц. Понятно, что в таком ограниченном объеме невозможно отразить все аспекты истории Ислама в Азербайджане.

Однако не думаем, что в основе этого факта лежит дискриминация Ислама или проявление особой любви автора к воззрениям других религий. Причина намного более банальна – ограниченность данных о распространении Ислама в единственном источнике, которым пользовались при написании данной части книги. Кроме этого, хотя в начале этой части делаются определенные реверансы в сторону Ислама, при чтении возникает призрак учебников истории советского периода. Так, не проявлен критический подход к тезису советской историографии о насильном насаждении Ислама в Азербайджане. Идеологическая ангажированность данного тезиса, служившего политическим задачам конкретной эпохи, давно доказана. А для отражения объективного подхода к данному вопросу, достаточно было заглянуть в «Гюлистани-Ирам» А.Бакиханова, фундаментальную монографию З. Буниядова «Азербайджан в 7-9 веках», книгу А. Пашазаде «Ислам на Кавказе» и соответствующие исследования академика Бартольда.

Последствия такой трактовки истории также выходят за пределы академической дискуссии и могут иметь конкретные негативные последствия политического характера: ведь такие опусы отвернут в целом от государственной концепции в данном вопросе верующего читателя, а значит подтолкнут его к поискам ответов на свои вопросы в других источниках, в том числе издаваемых за рубежом.

Концепция взаимоотношений государства и религии в современном Азербайджане.

Основной интерес к книге, конечно же, вызван фактом написания книги практиком государственной политики в области религиозных отношений. Поэтому читатель вправе ожидать хотя бы от соответствующей части книги четкого видения, концепции взаимоотношений государство-религия; анализа бурных событий в регионе и меняющейся международной ситуации; предложений по международной пропаганде уникальной модели внутри-и-меж-религиозной толерантности и уважения в Азербайджане. Здесь к слову было бы отметить, что именно данная сфера вызывает наибольший интерес и зарубежного, в первую очередь западного экспертного сообщества.

К сожалению, и на эти вопросы в книге не дано хоть сколь-нибудь оригинального ответа. Более того. Если исторический экскурс автора, благодаря перепечаткам, и содержит определенный фактологический материал, претензия на анализ современного периода представляет не что иное, как общие фразы. О каком анализе современного состояния дел в этой области можно говорить, если в данной главе напрочь отсутствует элементарная статистика, не говоря уже о результатах соцопросов, неоднократно проводимых в стране на данную тему.

В то же время, представление практической концепции работы со сложным контингентом верующих, дальнейшего выстраивания взаимоотношений государства и религиозных объединений, механизмов достижения задач государственной политики подменено общими словами лозунгового характера и повтором соответствующих разделов Устава ГКРРО и других нормативных документов. Одно творческое осмысление приведенных в книге цитат из выступлений и речей Общенационального Лидера Гейдара Алиева, каждое слово которого было рассчитано на многие годы вперед, могло бы составить основу такой доктрины.

Отсутствие творческого подхода к анализу объективных фактов ощущается и в части книги, посвященной роли религиозного фактора в развитии международных связей Азербайджана. Так, пространно описывая высокий уровень отношений страны с Организацией Исламского Сотрудничества (использованные абзацы взяты из соответствующего издания МИД АР), автор «не замечает» важные инициативы страны в рамках сотрудничества с ОИС. В частности, среди «запамятованных» инициатив проводимая в рамках ОИС кампания «Справедливость Ходжалам» – акция, не имеющая прецедентов не только в стране, но и в практике ОИС. И это несмотря на то, что об этом имеется подробная информация в вышеуказанном источнике, использованным для написания данной главы. Вот такая странная избирательность.

В заключении, приходится с сожалением констатировать, что книга не только не внесла ничего нового по теме о роли религии в Азербайджане. Лучший результат, на который она может рассчитывать – это если читатель, обремененный тяжелым поэтическим стилем, скорее присущим провинциальному графоману, нежели аналитическому труду, просто не удосужится углубится в чтение данного «шедевра». С учетом актуальности вопроса религии в Азербайджане, книга не удовлетворяет необходимые ожидания широкой аудитории и не носит ресурсного потенциала в этом направлении.

постоянная ссылка статьи: http://ann.az/ru/?p=156605

Фуад Фарзалиев, кандидат философии


Опубликовано:25 Апрель, 2012, Просмотров:5097, Печать
 

Ваше имя |
Текст
Captcha
|
Captcha
ПОСЛЕДНИИСТАТЬИ
© 2018 При использовании материалов, ссылка на сайт www.iSLAM.az обязательна!
Copyright 2002-2016, Центр Религиозных Исследований, All Rights Reserved.
Вопросы и пожелания: admin@islam.az
  SpyLOG Сайт сделал: 313wb.com