Тюркский язык во дворце сефевидов

На основании воспоминаний европейских путешественников

(Начало: http://islam.az/article/a-861.html)

В воспоминаниях немецкого путешественника Адама Олеарийа, который в 1637 году встретился в Исфахание с сефевидским правителем Шахом Сафи I, также содержится много информации о том, что при дворе разговаривали на тюркском языке. Он пишет, что в конце большого пиршества, устроенного во дворце, придворный восхвалял Аллаха именно на тюркском языке: "После полуторачасового сиденья за кушаньями, стол был убран и подана всем кругом теплая вода, для омовения рук, в золотой кружке, и затем Великий Маршал возгласил по-турецки: "Suffre Hakine Schahe doevvletine, Kasiler kuwetine. Alla dielum" ("Вознагради, Боже, этот обед, умножь Царское добро и сделай Сильными его воинов (или cлуг)! Боже, я желаю этого!"). За тем все другие запели: «Alla, Alla! Боже, Боже!» ("Подробное описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию", книга 4, т. 40, стр.659;

http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Olearij_3/pred.phtml?id=13871).

Путешественник пишет: «В особенности в Исфахане прислужники шаха с большим удовольствием общаются на тюркском языке, они очень редко используют персидские слова. Как при персидском дворе любимым языком является тюркский язык, так и при турецком дворе любимым языком является славянский, а при индийском дворе - персидский» (предыдущий источник, книга 5, т.23, стр.814;

http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Olearij_3/text54.phtml?id=13896)

Французский путешественник Жан Шарден, который посетил государство сефевидов во второй половине XVII века, в своих мемуарах писал: «Персидский язык – это литературный язык народа. Придворные, военные, авторитетные личности и супруги богачей общаются на тюркском языке. Потому что падишах и представители рода являются азербайджанцами. Арабский язык пользуется авторитетом, потому что это язык религии» (История путешествий Шардена (перевод на персидский Игбала Йагмайи), Тегеран, 1372-75 шамси, т.3, стр.946-947). Шарден также отмечает, что диалект, используемый при дворе сефевидов, и тюркский язык, которым пользовались в Османской империи, существенно отличались друг от друга.

Немецкий путешественник Энгельберт Кемпфер также во время путешествия в конце XVII века в сефевидское государство стал свидетелем огромного влияния тюркского языка на территории страны. Он писал: «…Тюркский язык распространился от дворца до домов почтенных и уважаемых людей, и в результате, каждый, кто хочет заслужить предрасположенность шаха, общается именно на этом языке. Сейчас каждый, кому дорога жизнь, обязан знать тюркский язык. Это самый легкий для изучения язык среди восточных языков» (Источники по истории Азербайджана, С.Алийарлы, Баку, 2007, стр.169-170).

Из воспоминаний путешественников становится ясно, что сефевидские шахи встречали дипломатических гостей фразой на азербайджанском языке – «хош гелдин». А челядь во дворце обращалась к шаху с выражениями «гурбан олум» (да буду я твоей жертвой).

Такое положение сохранялось как минимум до конца XVII века. Посетивший государство Сефевидов в 1694 году итальянский путешественник Джованни Франческо Джемелли Каррери писал, что в этой стране в основном общаются на 3-х языках: персидском, тюркском и арабском («Сафарнамейи-Джемели Каррери», (перевод на пресидский Аббас Нахчывани и Абдулали Каранг), 1383 шамси, стр.148). Путешественник отмечал, что с точки словарного багажа персидский язык не столь обширен. Арабский язык – язык ученых. А придворные Ирана общаются на тюркском языке.

Все эти утверждения европейских путешественников вовсе небезосновательны. По происхождению династия сефевидов была тюркской, и они не забыли свой родной язык.

Не следует забывать, что принимавшие участие в формировании государства Сефеидов и поддерживающие Шаха Исмаила племена, фактически полностью были тюркскими: Устаджлу, Шамлу, Авшар, Гаджар, Бахарлу, Хунуслу, Гараманлу, Зульгадар, Байат, Туркман, Варсаг и т.д. ЭЖти племена многократно доказали свою преданность государству, поэтом и удостоились чести сопровождать шаха повсеместно. Сефевидские шахи полагались на своих преданных соратников и привлекали их во дворец. Именно они составляли костяк придворных и военачальников.

В книге «Тарихе-аламарайе-Аббаси» Искендер бека Мунши, написанным в  XVII веке, содержится сведение о том, что в 1576 году, то есть во время кончины Шаха Тахмасиба I, на ответственных государственных постах было 114 эмира. В этой книге приводятся имена некоторых из них (перевод О.Эфендиева и Н.Мусалы), Баку, 2009, стр.252). Ученый-исследователь З.Байрамлы пишет, что приводятся имена 84-х из 114-ти. Из них 72 человека – турки а 12 – талыши, курды, луры (З.Байрамлы. Построение азербайджанского государства сефевидов и роль кызылбашей в его управлении, Баку, 2015, стр.63).

Искендер бек Мунши в своем произведении (т.3, стр.1806-1810) приводит неполный список эмиров, исполняющих определенные должности во время смерти Шаха Аббаса I (1628). Автор отмечает, что в год кончины Шаха Аббаса количество эмиров составляло 92 человека, и приводит их имена в двух списках. В первом списке находятся имена эмиров – представителей племен «кызылбашов» и иных племен. Автор пишет, что их было 71, хотя и указывает имена лишь некоторых. Из них 34 являются представителями великих племен Кызылбашей. Если к этому прибавить еще 20 эмиров – представителей хорасанских туркманов и Карабаха, то количество тюркских эмиров составит 54. Кроме того, в этом списке есть имена 17-ти курдов, 2-х талышей и 3-х афганцев. Таким образом, вместо 92-х имен нам известны имена 76-ти эмиров, из которых 54 – тюрки (предыдущий источник, стр.65).

Хотелось бы обратить внимание и еще на один интересный момент. Во времена Шаха Аббаса I на военную службу принимали молодежь – представителей немусульман. Из них составляли специальные подразделения, называемые «гуламами». Иногда эмирами назначались и самые способные из гуламов. Это было своего рода подобие опыта янычар в Османской империи, применяемый Шахом Аббасом в Иране.

В произведении «Тарихе-аламарайе-Аббаси» указывается, что 21 гулам были назначены на различные посты, а о 15-ти из них приводятся конкретные данные. Несмотря на то, что гуламы набирались из представителей других народностей, имена некоторых из них были тюркского происхождения (Имамгулу хан, султан Сафигулу). Из исторических источников становится ясно, что гуламы практически не владели персидским языком, и общались лишь на тюркском языке. Об этом можно прочитать и в записках итальянского дипломата Петра делла Валлейа. Таким образом, 21 гулам, которые занимали ответственные посты во время смерти Шаха Аббаса I, фактически также были тюркоязычными.

Нельзя забывать, что империя Сефевидов не была мононациональной. Среди подданных этого государства наряду с тюрками были также персы, курды, луры, талыши, арабы, и даже немусульманские народности. И тот факт, что тюркский язык был языком общения элиты многонациональной империи, свидетельствует о том, что правящая династия любила этот язык и высоко ценила.

(Продолжение следует)


Опубликовано:5 Март, 2016, Просмотров:2142, Печать
 

Последние комментарии : 3
Автор: Rena | 5 Март, 2016  14:14
# Ответить
+1


]]>]]>

Хорошие были времена
Автор: Ali | 5 Март, 2016  15:40 | Ответ на #559
# Ответить
+1


]]>]]>

Скорее были великие времена
Автор: Tarlan | 7 Март, 2016  17:36
# Ответить
0


]]>]]>

Жаль, что все растеряли. Хоть плачь
Ваше имя |
Текст
Captcha
|
Captcha
© 2017 При использовании материалов, ссылка на сайт www.iSLAM.az обязательна!
Copyright 2002-2016, Центр Религиозных Исследований, All Rights Reserved.
Вопросы и пожелания: admin@islam.az
  SpyLOG Сайт сделал: 313wb.com