Пандемия и будущее национальной идентичности. Статья Эльшада Искендерова

/ Пятница, 03 апреля 2020 14:46
Пандемия и будущее национальной идентичности. Статья Эльшада Искендерова

На фоне глобальных усилий человечества по выживанию перед лицом короновируса, все сильнее звучат предупреждения о том, что мы вступаем в новый мир – с меняющимся политико-экономическим порядком и новыми социо-культурными трендами.

В этой связи, наряду с предринимаемыми медицинскими, административными и экономическими мерами по минимазции ущерба от пандемии, Азербайджан должен быть и иделогически готов к миру в пост-короновирусную эпоху. Статья Чрезвычайного и полномочного посла Азербайджанской Республики, выпускника Колумбийского Университета Эльшада Искендерова является является попыткой осмысления последствий масштабного кризиса для национальных идентичностей в целом, и будущего вектора развития азербайджанской национальной идентичности – в частности.

Представляем вниманию читателей данную статью, опубликованную на портале https://1news.az/.

A la guerre com a la guerre

Пандемию короновируса, поразившую человечество, все больше сравнивают с глобальной войной – хоть и против невидимого врага. История в целом, а в особенности история ХХ века, учит, что с окончанием каждой глобальной войны происходила смена мирового порядка. Первая мировая война установила Версальский миропорядок, вторая – Ялтинский, а окончание холодной войны привело к ускоренному пострению либерального, моно-полярного мира.

Но также из истории известно, что собственно войны не формулируют повестку дня глобальных трансформаций. Напротив, мир подходит к войнам уже беременным противоречиями, неразрешимыми обычными методами. А итоги войны, выявляющие победителей, определяют вектор разрешения до-военных кризисов, выгодный для победившей стороны. При этом ценности, системы, политические и экономические режимы, философия (в прошлом и религия) победившей стороны становится доминантой для побежденных. Яркий пример этому - создание победителями Второй Мировой войнв - СССР с одной стороны и союзниками – с другой, политических режимов по собственным образцам – соответсвенно в Восточной и Западной Европе.

Другой пример – установление по итогам «холодной войне» не только политического лидерства победителя-США , но и глобальной доминанты либеральной парадигмы.

История учит также тому, что в условиях глобальных конфликтов жизненным приоритетом для малых стран становится правильное определение побеждающей парадигмы и своевременная корректировка национальной стратегии. Для этого необходимо, прежде всего, четкое понимание противоречий и расстановки сил конфликтующих полюсов в предшествующий войнам период. Правильные прогнозы итогов войн являются столь же, если не более, важными как и усилия по ведению самих войн. Хрестоматийным примером может служить то, как Турция, не участвовавшая во Второй мировой вплоть до февраля 1945 г., добилась максимальных выгод по ее итогам, в результате стратегически верной ставки ее элиты на побеждающую парадигму.

При всем отличии нынешней «войны с пандемией» от классических мировых конфликтов прошлого, уже сейчас серьезные аналитики говорят, что он перевернет мир, который мы знали. Перевернет в том смысле, что короновирусная война, также как и военные конфликты прошлого, будет использована на разрешение глобальных противоречий «довоенной» эпохи. И в том смысле, что по итогам войны – произойдет переформатирование, а то и смена доминирующих глобальных парадигм.

Характерно, что еще в преддверии вспышки короновируса, ряд ведущих мыслителей представили масштабный анализ противоречий нынешнего этапа истории, характеризующегося доминированием парадигмы либерализма. «Идентичность» Фрэнсиса Фукуямы и «21 урок» Юваля Харари, где оба апологета либерализма подвергают определенному пересмотру ранее сформулированные мнения об окончательной победе либеральной парадигмы, прозвучали словно тревожные звонки о надвигающихся глобальных переменах. Противоречия эпохи либерализма, выявленнные в работах этих и ряда других авторов, можно сформулировать в виде 4 основных дихотомных парадигм : Глобализация - Национальная идентичность; Либерализм – Этатизм, Наука – Этика, Суперобогащение элит – Модернизация вглубь. Логично предположить, что итоги «третьей мировой войны» с пандемией будут направлены на определение будущего вектора человеческого развития именно в контексте победы этих конкурирующих парадигм.

Уход в национальные квартиры ?

Одна из либеральных парадигм, а именно глобализация как концепция свободного перемещения товаров, услуг и идей начала подвергаться эрозии еще до вспышки пандемии, когда мир, по мнению профессор Гарварда Стивена Уолта вступал в эпоху гипер-глобализации. Идея «великой мексиканской стены», американо – китайские торговые войны и Брекзит являются яркими проявлениями реакции как определенной части мировой элиты, так и электората, на стресс от перегрузок глобализации. Поступательный крен России во втором десятилетии века к собственной исторической судьбе, новая политика «венгерской идентичности» Орбана, не говоря уже о китайской приверженности «особому пути» показывают, что тенденция «национального» ответа на гипер-глобализацию приобретает широкий охват.

Являясь в каждом отдельно взятом случае ответом на спцифические глобальные вызовы , такие как «иимигрантский кризис», неравное распределение благ глобализации, угроза этно-культурной идентичности - все эти тренды имеют одно общее последствие – все большая часть человечества связывает перспективы своего развития с национальными государствами и делает выбор в сторону укрепления размытых глобализацией национальных идентичностей.

Уже сейчас понятно, что пандемия короновируса усилит данные тенденции. Сама тактика борьбы с эпидемией требует изоляции в рамках национальных границ. По мнению директора Королевского института международных отношений Робина Ниблетта, экономические последствия чрезвычайной ситуации вынудят «правительства, компании и общества к тому, чтобы они были готовы к работе в условиях длительной экономической самоизоляции». Прошедшие недели также показали, к сожалению, что фасад гиперглобализация под брендом «единства и солидарности человечества» в моменты глобального кризиса раскрыл свою достаточно неприглядную изнанку – извечного эгоизма и отсутствия реальной солидарности.

Итальянцы еще долго не забудут как их со-братья по общей европейской супер-идентичности ( а фактически сограждане по супер-государству ЕС) в час опасности отвернулись от них в порыве инстинкта выживания. И главное, глобализация не смогла выработать ту обещанную «общечеловеческую идентичность», которая обладала бы высокими мобилизационными способностями, имеющими жизненную важность в преодоления кризисных ситуаций.

И напротив, в условиях кризиса наиболее успешными пока оказываются страны, которые обладают комбинированным ресурсом модернизированной экономики и высокой степенью национальной мобилизации. Причем эта закономерность работает вне зависимости от политического режима этих стран, что подтверждается примером как авторитарного Китая, так и демократичной Южной Кореи, так и не-либеральной демократии Сингапура. Объединяет эти три разные по политическому устройству страны – массовая модернизации и высокий уровень национальной идентичности. С точки зрения социологии – это разработанность и завершенность проекта национальной идентичности.

Конечно, система глобальной зависимости не рухнет в одночасье как вавилонская башня, но ее переформатирование приведет к усилению фактора национальных идентичностей в системе нового миропорядка.

МЫ – сильны в единстве

Это тектоническое изменение, ускоряемое вихрем короновируса, должно быть внимательно изучено и на основе извлеченных уроков предприняты соответствующие национальные усилия. Целью этих усилий должен быть не только выход Азербайджана из пандемического цикла с наименьшими потерями, но и - подготовленным к миру после короновируса. И первым уроком является - необходимость системных усилий национальной элиты над проектом национальной идетичности.

Согласно устоявшемуся в науке определению, национальная идентичность составляет один из важнейших уровней личностной идентичности, создающей чувство тождественности индивида с большим исторически непрерывным сообществом. Чем сильнее визуализация исторических достижений данного сообщества, тем сильнее чувство гордости человека за принадлежность к своей нации. И чем глубже ощущение тождественности личной судьбы с исторически непрерывной судьбой национального сообщества, тем выше уровень преданности национальным интересам.

Наша национальная идентичность - это та часть личностного самосознания, которая активируется в момент испытания каждым азербайджанцем гордости теми архетипами, которые составляют понятие «азербайджанства» в непрерывном историческом контексте. Тем самым она (идентичность) имеет великую трансформационную силу, превращающую индивидуальное «я» в коллектиным «мы»:

- Мы по праву гордимся тем, что дали миру таких гениев человеческого духа как Низами, Насими и Физули.

- Мы осознаем свое достоинство, говоря о том, что являемся наследники государственности шах Исмаила и первой на мусульманском Востоке республики АДР.

- Мы ощущаем особенность от того, что нашей культуре принадлежат наиболее богатые на Среднем Востоке формы мугама и создание первой в исламской мире оперы.

- Мы испытываем подъем самооценки от того, что воссозданноое из почти 200-летнего периода потери независимости, азербайджанское государство сегодня реализует глобальные экономические, инфраструктурные и культурные проекты.

Однако наряду с позитивным проявлением национальной идентичности, отрицательным трендом общественного дискурса являются сетования на «недостаточный патриотизм наших людей». Порой справедливое недовольство вызывают имеющиеся среди молодежи негативные тенденции нигилизма по отношению к национальным традициям. Интуиция общества как социальный лакмус фиксирует то, что под влиянием импортируемых квази-идентификационных, этно-религиозных проектов и таких нео-либеральных идей как радикальный феминиз молодежь испытывает конфликт идентичностей.

В программном выступлении, посвященном 100 летию колыбели национальной интеллектуальной жизни – Бакинского Униветситета, говоря о современных вызовах азербайджанской идее (azerbaycançılıq), президент И.Алиев также высказал критическое замечание в отношении «слабых мест и пустот в области идеологической» работы. Вкупе с другим тезисом о необходимости целенаправленной работе в этой области, выступление главы государства обозначило контуры одной из важнейших национальных задач – необходимости выработки концептульной парадигмы азербайджанской национальной идентичности.

Об архетипах национальной идентичности

Для успешной реализации данной задачи, прежде всего, необходимо четкое осознание того что, укрепление национальной идентичности является не единовременной кампанией, а скорее национальным проектом. Психологи и социологи расходятся во взглядах на то, является ли национальное самосознание извечной и прирождённой (примордиальной) чертой или оно продукт социальной конструкции. Но все научные школы в области национальных исследований сходятся в том, что именно окружающая человека информационная среда играет первостепенную роль в проявлении индивидуального, в том числе и национального, самосознания. Именно поэтому во всех странах с устоявшейся национальной идентичностью, к этому важнейшему компоненту государственного и национального строительства подходят именно как к проекту, при чем нуждающемуся в постоянно обновлении.

Во - вторых, этот общественный проект требует системных усилий как государства так и национальной элиты и охватывает как область интеллектуально - теоретических разработок ( разработка вглубь), так и - сферы массовой культуры: телевидение, кино, музыку, медиа, и все больше - работу в социальных сетях (разработка вширь).

В качестве одного из эффективных методов глубокого изучения феномена национальной идентичности, современными исследователями используется подход аналитической психологии, которая ввела понятие коллективного (трансперсонального) бессознательного как хранилища скрытых воспоминаний, в которых заключен опыт всей нации. Содержание коллективного бессознательного составляют архетипы — универсальные мыслительные формы, содержащие значительный эмоциональный компонент. Именно в архетипах национального бессознательного ( по аналогии с ИТ - пространстве облака) соединяется область материального (язык, совместная истории, территория, традиции, памятники материальной культуры) и метафизического ( религиознные воззрения, мифы и описанные в них события мета-истории, сакрализация родной земли и языка ) опытов нации.

Правильное распознание архетипов, их структурный анализ и определение метафизических корней, не только помогает нам лучше узнать себя, но и усиляет коллективное ощущение уникальности собственной идентичности. Слушая арии «Лейли и Меджнун», мы просто испытываем эстетическое наслаждение и гордость за то, что автором первой мусульманской оперы является наш соотечественник. Распознание же в этом произведении архетипов национальной идентичности, даст еще и понимание нашей уникальной креативности, основанной на таком важном свойстве национального духа как способность к абстрактному мышлению. В «Лейли и Меджнун» это свойство проявилось через гении Физули и Гаджибекова, но, оно, хоть и в разной степени, присуще и всем осмысленным носителям азербайджанской идентичности. Взаимосвязанные архетипы закодированы в широком многообразии артефактов национальной культуры – от символизма поэтических бейтов до ковровых узоров и от интонации мугамов до персонажей народного фольклора.

Порой мы часто и справедливо сетуем на отсутствие в современном азербайджанском кино-теле пространстве качественных исторических фильмов и сериалов, играющих важную роль в формировании национальной идеологии. Но откуда им взяться, если нет научных произведений, раскрывающих, за занавесом бесстрастной хронологии исторических событий, их движущую силу – путешествие архетипов национального духа сквозь века. Ведь хороший фильм - это не только большой бюджет и талантливая команда, это прежде всего творческое раскрытие архетипов коллективного бессознательного, обращающихся к подсознанию зрительской аудитории. Значение архетипической мудрости хорошо понимал режиссер культового сериала «Звездные войны» Джордж Лукас и потому привлекал к работе над «войнами» известного ученого по сравнительной мифологии и религиоведению Джозефа Кэмпбелла. Значительная часть успеха «Звездных войн» сам режиссер объяснял именно точным соответствием архетипическим доминантам и тому, что событийная последовательность фильма отражала логику архетипического мотива, лежащего в его основе.

Подытоживая отметим, что глубокое осмысление национальной идентичности, расширение границ национального самосознания позволит нам лучше понять, что мы – нация, имеющая уникальную судьбу, а значит и уникальную ( не путать с супремасизмом) историческую миссию. Осознание же национальной миссии - залог нашего патриотизма и мобилизации в ответ на вызовы современности. И конечно, важнейший из них – это карабахский ВЫЗОВ, диктующий нам необходимость восстановления национального суверенитета Азербайджана не просто над частью территории, а одной из колыбелей фомирования национального духа.

В политическом плане мы - молодая нация, а значит эпоха турбулентности, в которую вступает человечество обернется еще не одним вызовом (экономическим, геополитическим или культурно- идентификационным), каждый из которых может иметь экзистенциальные последствия, ставящие под вопрос выживание наций. Нынешняя пандемия как и всякий глобальный кризис таит и большой потенциал широкой общественной мобилизации. Использование интеллектуальной элитой нации потенциала переживаемого момента для работы над проектом национальной идентинчости и ее реализации может явится одним из важнейших итогов общенациональной мобилизации по борьбе с пандемией и залогом жизнестойкости нации в разворачивающем свои вызовы 21-м веке.

На фото: Автор статьи Эльшад Искендеров

  • Новости

Please publish modules in offcanvas position.