«Исламский радикализм» глазами постороннего

/ Понедельник, 12 сентября 2011 15:24
«Исламский радикализм» глазами постороннего
Поскольку выражение «исламский радикализм» становится все более популярным в американском дискурсе, необходимо уточнить, что же именно оно означает. Ведь без единого для всех определения может оказаться так, что все мы говорим о разном – или, что еще хуже и более вероятно – ни о чем. Большинство словарей определяют слово «радикальный» как «решительный, коренной; придерживающийся крайних взглядов». В социально-политическом контексте «радикальный» означает «экстремальный», «фундаментальный»; существительное «радикал» - «человек, придерживающийся строгих убеждений или следующий крайним принципам, экстремист». Значит, в нашем случае, «исламский радикал» это тот, «кто придерживается строгих [исламских] убеждений или следует крайним принципам». Это определение, вполне соответствующее, вероятно, тому, что большинство людей подразумевают под «исламским радикализмом», чревато, однако, проблемами и предвзятыми суждениями. Например, кто будет решать, какие мусульманские принципы и убеждения являются «крайними» и «радикальными», а какие нет? И все же некоторые на Западе говорят о «радикализации мусульман» так, как будто существует какая-то общепринятая норма – некая черта, преступив которую, по общему мнению и мусульман, и немусульман, человек начинает вести себя «радикально». Но так ли это на самом деле? Существует ли такой универсальный стандарт, которого придерживаются все люди - мусульмане и немусульмане, на Западе и в других частях света? На самом деле, несмотря на много общего, есть и крайние – то есть, «радикальные» - отличия, присущие каждой культуре или цивилизации. Те, кто считает, что понятие «радикализация» подразумевает нечто общепринятое, упускают из виду тот факт, что многое из считающегося хорошим или плохим, правильным или неправильным – а также умеренным или экстремальным – это отражение определяемого культурой взгляда на мир, производная их собственной эпистемологии. Любой антрополог подтвердит, что существуют целые культуры и общества, в которых принято «радикальное», в нашем понимании, поведение, которое им кажется вполне нормальным. И даже, если понимать под «радикализмом» экстремальные взгляды или действия, для многих культур именно Запад – с его половым нейтралитетом и светским гуманизмом – окажется радикальным. Так что приходится признать: радикализм - для мусульманина нормализация гомосексуализма на Западе, для жителя Запада убийство вероотступников у мусульман – понятие относительное. Как только мы примем эту точку зрения, нам сразу станет ясно: «исламский радикализм» - это то, что иначе можно назвать «четкими мусульманскими принципами». Возьмем, к примеру, Саудовскую Аравию. Вся ее культура и образ жизни - от укутанных с ног до головы женщин до таких жестоких мер наказания, как забивание камнями – будут «экстремальными» по западным стандартам. И в то же время для среднего саудита все это, развившееся на фоне тысячелетних норм шариата, является не только нормальным, но даже умеренным (покойный Усама бин Ладен, бывало, хвалил шариат как самую «умеренную» систему). И таким же образом саудиты смотрят на западный образ жизни, и видят его порочным и распущенным, иначе говоря – радикальным. Кто-то может возразить, что «ваххабитская» Саудовская Аравия это скорее исключение, а не пример типичной мусульманской культуры и образа жизни. Но тут есть некоторые очень важные «но». Во-первых, сами эти ставшие в последнее время очень популярными слова – «ваххабизм» и «салафизм» - могут ввести в заблуждение, поскольку под ними подразумевают некое новое направление в исламе. Но ведь идеи ваххабизма, заключающиеся в том, мусульмане должны вернуться к основополагающим принципам ислама, существовали за много столетий до жившего в 18-м веке Ибн Ваххаба. Приведем один пример: признанный классиком влиятельный исламский правовед Ибн Ханбаль, который жил в 8-м веке – за тысячу лет до Ваххаба – придерживался тех же «радикальных» взглядов. Более того, ваххабитскими/салафитскими взглядами пронизана мусульманская мысль по всему миру, хотя бы потому, что производимая в Саудовской Аравии литература и компьютерные программы – неотъемлемая часть саудовского финансирования – наполняют мусульманский рынок и информационные средства, в том числе в Европе и Америке. И все же западные политики как о чем-то самом собой разумеющемся постоянно говорят о «дерадикализации» мусульман. Это все равно как если бы китайские политики, так же как о чем-то самом собой разумеющемся, говорили о «дерадикализации» - девестернизации – народов Запада, чтобы те перестали, наконец, думать и действовать в явно западной манере. Так что вместо того, чтобы, не вникая в суть, безоговорочно отметать существующее много веков мировоззрение ислама – что, по сути, и представляют собой все разговоры о «дерадикализации» мусульман — западным лидерам не мешало бы потратить немного времени на изучение реалий этой религии. Реймонд Ибрагим, эксперт по исламу,

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
0 Значки
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением

Please publish modules in offcanvas position.