Иоганн Вольфганг Гёте: «Коран является книгой книг»

/ Суббота, 01 декабря 2007 14:16
Иоганн Вольфганг Гёте: «Коран является книгой книг»

В 1999 году исполнилось 250 лет со дня рождения Иоганна Вольфганга Гёте - великого немецкого поэта, чье творчество занимает ключевое место в национальной культуре Германии конца XVIII - начала XIX веков. Многие из тех, кто изучал жизненный путь Гёте и литературное наследие поэта, признают, что его философские, литературные и естественно-научные труды играют для немцев столь же значительную роль, сколько труды Шекспира - для англичан или произведения Пушкина - для культурного наследия России.

К главным свидетельствам жизненного кредо Гёте относятся многочисленные письма, написанные друзьям и близким людям, а также цикл стихов "Западно-восточный Диван", написанный под сильным впечатлением от прочитанного в 1771-1772 годах Священного Корана и "Дивана" великого персидского поэта и суфия Шамс ад-Дина Мухаммада Хафиза Ширази (Хафиза).

Хотя Гёте публично не объявлял себя мусульманином, во многих произведениях великого поэта четко прослеживается отношение автора к Исламу и его духовно-нравственным ценностям. Жизненное кредо Гёте, его представление о мире, о смысле бытия, о соотношении человеческого и Божественного удивительным образом совпадают с исламским видением этих проблем. Был ли Гёте мусульманином - ведомо лишь Аллаху Всевышнему. Но достоверно известно, что он считал Священный Коран Откровением Бога, а Мухаммада (мир ему) - Его Пророком.

В 1995 году в г. Веймаре группа исследователей во главе с шейхом Абдулкадыром аль-Мурабитом изучила многочисленные произведения и письма Гёте, что дало шейху А. аль-Мурабиту достаточные основания вынести фетву, в которой поэт признается мусульманином. В предлагаемой статье проведен краткий обзор основных материалов, связанных с вынесением этого богословско-правового заключения.

Мы все живем и все умрем в Исламе



Гёте считал человека всецело подчиненным Божественной Воле, воле единого Творца, создавшего этот мир. Именно в таком безраздельном подчинении писатель находит смысл человеческого существования, называя это чувство покорности и подчинения Богу Исламом. Поэт неоднократно высказывал мысль о том, что в описанном смысле он и сам является мусульманином. Вот что он пишет по этому поводу в одном из стихотворений своего "Западно-восточного Дивана":

Как глупо, так и эдак воспевать
Свои суждения об этом и о том!
Ведь если Ислам покорность означает Богу,
Мы все живем и все умрем в Исламе

Эта концепция подтверждается и в ряде других исторических документов. "Вера в единого Бога, - пишет Гёте в "Заметках и очерках о "Западно-восточном Диване", - всегда поднимает дух, поскольку служит критерием внутреннего единства человека". Гёте восхищенно признает благословенность покорности и поклонения Аллаху: "Уже само по себе перебирание магометанских четок, для восхваления имен Аллаха, отражающих девяносто девять Его качеств, - это великолепное хвалебное молебствование. Одновременное поминание присущих Творцу утверждающих и отрицающих качеств говорит о непостижимости Его Существа (Wesen); молящийся удивлен и очарован, покоряется Его воле и успокаивается..."

Исходя из этой жизненной позиции, Гёте отрицал случайность и простые совпадения. Все происходящее с человеком было, по его глубокому убеждению, особым знаком и уроком, который Аллах дает человеку. "Все неизвестные людям силы, которые они не могут осознать, - пишет он Реймеру в ноябре 1807 года, - и которые наилучшим образом проявляются в минуты триумфа, - называют они случаем. Но это не случай, а Бог, незримо присутствующий и проявляющий Свое Величие даже в самом малом".

Знамения свыше



Осенью 1813 года, незадолго до того как Гёте приступил к работе над "Западно-восточным Диваном", один немецкий солдат привез ему из Испании старую арабскую рукопись, содержащую последнюю, 114 суру "Ан-Нас" Священного Корана. Позже под руководством своих иенских учителей Гёте переписывал эту суру и пытался с их помощью постигнуть ее смысл. Гёте всегда считал это событие особым ниспосланным ему божественным знаком.

Еще одним знаком Всевышнего было для него событие, происшедшее в январе 1814 года. Тогда ему довелось посетить совместную молитву башкир-мусульман, служивших в русской армии. Моление прошло в протестантской гимназии в Веймаре.

С годами растет и укрепляется вера Гёте в божественное предопределение, высказанная в одном из стихотворений "Дивана":

Если б червем меня создал Аллах,
Был бы я червь у людского порога.

В письме к Цельтеру от 20 сентября 1820 года Гёте приводит трогательный пример из своей жизни. После смерти близкого ему человека - Кристианы, Гёте чувствовал себя совершенно несчастным и уже в третий раз отправлялся к Марианне фон Виллемер с твердым намерением жениться на ней. Однако во время этого путешествия у него сломалась карета. Поэт воспринял это как явное предупреждение не упорствовать в достижении поставленной цели и, в конце концов, отказался от первоначального решения.

Завершая письмо, Гёте написал следующее: "Итак, мы должны остаться в Исламе (т.е. в полном подчинении Воле Божьей)... К этому не могу добавить больше ничего".

В 1831 году, когда разразилась эпидемия холеры, унесшая много жизней, он утешал одного из своих друзей: "Здесь никто никому не может помочь советом; здесь каждый решает за себя. Мы все живем в Исламе, какую бы форму мы ни избирали, чтобы ободрить себя" (письмо к Адель Шопенгауэр. 19.9.1831).

Мухаммад и Иисус (мир им) - Пророки Бога



Гёте верил в то, что Аллах говорит с человечеством через пророков. В 1819 году в письме к Блюменталю, ссылаясь на 4 аят суры "Ибрахим", Гёте подтверждает свою убежденность в истинности пророческой миссии Мухаммада (мир ему). "Истинно Бог говорит нам в Коране: "Отправляли Мы посланниками только тех [людей], которые говорили на языке народа своего, чтобы могли они разъяснять людям [смысл Писания]".

Несколькими годами раньше - в "Заметках и очерках о "Западно-восточном Диване" - Гёте пишет об отличии пророка от поэта и утверждает праведность пророческой миссии Мухаммада (мир ему): "Он не поэт, а Пророк, и его Коран - это божественный закон, а не книга, написанная человеком для развлечения или повышения общей образованности".

В стихотворении "Магомет" Гёте воплотил свое понимание смысла пророческой миссии в метафоре, сравнив Пророка с ручейком, который растет, набирая огромную духовную силу, расширяясь, разворачиваясь и величественно втекая в океан - символ Божественной Мощи. Религиозный гений Пророка увлекает за собой других людей - малые речушки и ручейки. 27 января 1816 года на рукописи Паралипомены (Paralipomena III, 31 of the "Divan") он пишет: "Глава сотворенных существ - Мухаммад".

В одном из стихотворений "Дивана" Гёте открыто отказывается от христианского понимания Иисуса (мир ему), выставляя в противовес этой идее, мысль о едином Боге и пророческой миссии Мухаммада и Иисуса (мир им):

Пречист Иисус и был покорен лишь Богу одному Единому;
Оскорбляло Бога, что возвеличили как Бога Иисуса.
Пусть воссияет правда, которую донес до нас Мухаммад,
Который через постижение Единого Весь мир к покорности склонил.

За все эти годы Гёте не потерял интереса к Востоку - его литературным и культурным традициям.

В 1814-1815 гг. в Иене, когда Гёте писал свой "Западно-восточный Диван", он специально занимался и арабским языком с профессорами востоковедами Паулюсом, Лорсбахом и Козегартеном. В год, когда Гёте исполнилось 70 лет, он пишет о том, что собирается "подобающим образом отметить ночь, в которую Пророку был ниспослан Коран. /.../ Никто не усомнится в величайшей действенности этой Книги. Именно поэтому признается, что она не является рукотворным продуктом восхищенных приверженцев. /.../ Эта Книга навечно останется источником силы и мощи" ("Заметки и очерки о "Западно-восточном Диване").

От века ли существовал Коран?
Не очень-то я в этом понимаю!..
Что Книгой книг является Коран
Я, мусульманин, истиной считаю...

Гёте был очарован красотой и величием языка Священного Корана, его глубоким религиозным и философским смыслом. Единобожию и миру как творению Божьему он уделяет внимание в первую очередь. Это ясно из первых сделанных поэтом переводов отдельных аятов из Священного Корана на немецкий язык в 1771-1772 годах (сура «Баккара»). Гёте выбирает аяты, которые учат человека, что природа и природные явления являются знаками божественного закона, что во множестве природных явлений отражено единство Всемогущего Бога. Гёте пишет, что мы должны увидеть величие Бога в малом, и приводит в качестве примера притчу о комаре в 26 аяте суры "Бакара".

Гёте всегда ощущал недостаточность и ущербность перевода Священного Корана на латинский, английский, немецкий и французский языки и неустанно продолжал поиски новых переводов. Гёте старательно изучал учебники арабского языка, путеводители, книги стихов, оригинальные арабские рукописи Руми, Джами, Хафиза, Саади, Аттара, тафсиры Священного Корана, тексты, посвященные вопросам фикха, книги о Пророке Мухаммаде (мир ему).

P.S.
Когда Иоганн Вольфганг фон Гёте 22 марта 1832 г. лежал при смерти, он, как зафиксировал один из биографов, рисовал «указательным пальцем фигуры в воздухе». Окружающие истолковали их как «W», начальную букву его второго имени. Однако некоторые мусульмане полагают, что Гёте, угасая и не имея сил говорить, писал арабское слово «Аллах». Истину, пожалуй, установить уже невозможно. Но спустя 175 лет после смерти Гёте постепенно становится ясно, насколько тесно величайший поэт Германии чувствовал себя связанным с Востоком и Исламом.

Комментарии (0)

Здесь не опубликовано еще ни одного комментария

Оставьте свой комментарий

  1. Опубликовать комментарий как Гость.
0 Значки
Вложения (0 / 3)
Поделитесь своим местоположением
  • Статьи

Please publish modules in offcanvas position.