История исламаСтатьи

Тимур: защитник религии или хитрый политик?

(Первая часть)

Не секрет, что большинство правителей прикрывались религией, чтобы оправдать многочисленные завоевания и набеги на соседние государства.

Одним из завоевателей, персона которого вызывает споры, является Теймур. Противоречивы мнения и о его мазхабной принадлежности и отношении к исламским течениям. Многие ученые отмечали, что Тимур был приверженцем ханафитского мазхаба. В источниках содержится информация о том, что Тимур совершал коллективный намаз под имаматством своего советника Абдульджаббара Харазми. Несмотря на это, некоторые продолжают считать его шиитом.

Отложив сентиментализм и субъективизм, мы попытаемся внести ясность в данную тему.
Самым ярким проявлением отношения Тимура к шиитам является его обращение с государством Сарбедаров, шиитским правлением в Хорасане. Во время первого похода Тимура на Хорасан город сдался без боя, и обошлось без кровопролития. Однако, спустя 2 года, Сербедары подняли мятеж против Тимура, и тот решил наказать их, выступив во главе войска в Хорасан.

В 1383-м году Тимур захватил столицу Сарбедаров – Себзевар, и замуровал в стены 2 тысячи жителей шиитского вероисповедания (Шерафеддин Али Йазди (перевод на рус.), стр. 103).

В летописи французского исследователя Марселя Бриойна же приводится более подробная информация о безжалостном подавлении Тимуром восстания. После захвата Себзевара, он издал указ о разграблении города. На просьбу старейшины города – Шейха Хусамаддина – об отмене указа, Тимур ответил: «Жители Себзевара оказали сопротивление, они кяфиры. Согласно Корану, их женщины должны быть угнаны как наложницы».

Затем из черепов убитых был сооружен курган. Для этого был издан другой указ: жители сами должны были обезглавить трупы и доставить черепа к месту возведения кургана. В результате у западных и восточных ворот города было собрано всего 90 тысяч черепов. Затем по приказу Тимура были возведены курганы, с добавлением мелких камней, чтобы сооружение было крепким. Но с внешней стороны оно не было покрыто известью, чтобы было понятно, из чего его соорудили. Очень скоро курганы были построены, а на их вершине поставили свечи, чтобы можно было видеть издали («Манам Теймури-джахангуша», стр. 77-78).

С точки зрения отношения Тимура к шиитам показательно еще одно происшествие. В годы своего правления он выдвинулся в поход к Мазандарану.

Сеид Кемаладдин, глава государства Мараши, после недолгого сопротивления сдался. Когда его и некоторых шиитских придворных привели к Тимуру, тот обратился к ним: «Я прибыл сюда не для того, чтобы лишить вас богатства и земель! Причиной моего прибытия является ваша заблудшая вера!» Сейид Кемаладдин спросил у него: «Чем же вам не понравился наш мазхаб?» На что Тимур ответил широко распространенным в те времена среди ахли-сунны заблуждением: «Вы ругаете сподвижников и принадлежите к мазхабу рафидитов!» (Мин Сейид Захираддин Мараши.

«История Мараши, Руйан и Мазандарана», стр.321). Как видно, Тимур стремился завуалировать свой поход религиозными мотивами. Стоит отметить, что Сейид Кемаледдин ничуть не испугался грозного правителя, наоборот, смело защищал свою веру. После того, как Тимур сказал, что об их «заблуждении» он узнал от придворных суннитских ученых, Сейид Кемаледдин ответил: «Так почему же эти ученые не сообщили тебе, что Аллах запрещает проливать кровь тех, кто свидетельствует – «Ля иляха илляллах, Мухаммадун расулуллах?»

Несмотря на то, что Тимур сначала намеревался казнить весь род Мараши, позже передумал, вняв просьбам некоторых своих придворных (вышеуказанный источник, стр. 231-232).
Тут возникает вопрос: действительно ли Тимур был врагом шиизма, стараясь распространить суннизм?
Даже поверхностный взгляд на историю позволяет сказать, что жертвами зверств Тимура становились не только шииты, но и те сунниты, которые оказывали ему сопротивление. Целью всех его завоеваний была алчность на богатство и славу. В этом плане достаточно вспомнить кровавые столкновения с Османской империей.

Истории известно, как Тимур обошелся с жителями Исфахана, которые были суннитами. После завоевания города в 1387 году, Тимур разместил там 3-тысячный гарнизон, а сам покинул город.

Однако вследствие мятежа горожан захватчики были перебиты. Узнав об этом, разъяренный Тимур решил наказать жителей Исфахана. За каждую принесенную голову врага он обещал своим солдатам 20 динаров. Солдаты же настолько превзошли все ожидания, что Тимур, испугавшись разорения, уменьшил сумму вознаграждения. В результате цена отрезанной головы опустилась до половины динара. В конце же правитель и вовсе отказался платить. Но к этому времени уже было обезглавлено 70 тысяч человек. Однако Тимур на этом не успокоился. По его приказу дети, оставшиеся сиротами, были растоптаны и убиты под копытами всадников правителя.

Тимур никогда не прощал тех, кто оказывал ему сопротивление. Его тактика состояла в следующем. Окружив город, он вонзал в землю перед своим лагерем белый флаг. Это означало, что в случае сдачи в тот день, жители города будут помилованы. Если город не сдавался, вместо белого флага появлялся красный. Это означало, что если в тот день город сдастся, население будет помиловано, а правители наказаны. На третий же день появлялся черный флаг. Это означало, что теперь никому не стоит ждать пощады.

Тимур очень легко прикрывал свои завоевания религиозным и мазхабным фактором. Но когда повод был не нужен, прикидывался толерантным.

Например, во время похода в Сирию Тимур посетил город Рей и там посетил могилу великого джафаритского ученого Мухаммада ибн Али ибн Бабувейха (отца шейха Садуга). Наблюдавшим это он объяснил свой поступок следующим образом: «Все ученые мира, вне зависимости от национальности, дороги мне… Покоящийся здесь человек был шиитом и в своих книгах иногда писал то, что я не примелю. Но это не принижает его достоинство» («Манам Теймури-джхангуша», стр.348-349).

Несмотря на то, что Тимур захватил Наджаф, где похоронен имам Али (а), Кербелу, где захоронен имам Хусейн (а), Тус, где находится усыпальница имама Рзы (а), в исторических летописях нет свидетельств о посещении им этих святых мест. В летописи «Манам Теймури-джахангуша» написано, что Теймур долгие годы жил с мечтой о посещении могилы видного поэта Фирдовси, и когда захватил Хорасан, то осуществил свое желание. Тимур распорядился обновить надгробный камень уже почти затерянной могилы. Автор при этом не забыл отметить, что Фирдовси будто был похоронен не на мусульманском кладбище, а в своем саду, так как был рафидитом. Но в той же книге нет никакой информации о том, что Тимур посетил могилу имама Рзы (а). В книге «Зафарнаме» отмечается, что во время похода с Хорасан Тимур посетил могилу Абу Муслима, но и здесь нет упоминаний о посещении усыпальницы имама Рзы (а).

(Вторая часть)

Тимур дважды совершал набеги на Багдад. При этом он посетил могилу Абу Ханифы, но обошел вниманием могилы представителей Ахли-бейта (а), находившиеся на иракской земле.

В книге «Завещания эмира Тимура», переведенного и на азербайджанский язык, содержится информация о том, что правитель выделял большие средства для функционирования святынь в Ираке. Называются усыпальницы имама Али (а) в Наджафе, Имама Рзы (а), Салмана-фарси, а также таких представителей ахли-сунны, как Абу Ханифа, Абдульгадир Гилани и др. Однако этот источник не может считаться достоверным, поскольку до нас не дошел ни один оригинал, а первый перевод на персидский язык был осуществлен лишь через 250 лет.

Эта книга не может сравниться с летописями времен Тимура. И среди имен лиц, осуществлявших ремонт святынь в Ираке нельзя встретить Тимура. Конечно, нельзя обойти вниманием тот факт, что невестка Тимура – Говхаршад построила рядом с усыпальницей имама Рзы (а) великолепную мечеть. Но это случилось уже после смерти Тимура, в 1418-м году.

В книге Шарафаддина Али Йазди «Зафарнаме» написано, что Тимур захватил Дамаск после длительной осады. Несмотря на восстание, правитель подавил его. Спустя несколько дней он собрал у себя сейидов, ученых и государственных мужей Дамаска и сказал: «Мы часто слышали, что род Марвана враждовал с жителями Мекки и зятем Пророка (с). Они убивали их и вели войны. Это нам не нравится. Потому что они (жиели Мекки и Ахли-бейт) были лучшими из мусульман. Так почему же омеяды враждовали с ними. Достаточно, теперь нам ясна истина…». После этого Тимур распорядился, чтобы солдаты разграбили город («Зафарнаме», стр.278).

В книге «Манам Теймури-джахангуша» причиной мести Тимура жителям Дамаска также указано то зло, которое было причинено пленникам Кербелы, и их предрасположенность роду омеядов и Марвана. Повод Тимура может показаться основательным, поскольку действительно жители Дамаска имели эти особенности. Но приказ, отданный для разграбления города, доказывает, что Тимуру нужен был лишь повод, и это был лишь маневр.

В «Зафарнаме» написано, что Тимур посетил могилы жен Пророка (с) – Умми-Салямы и Уммы-Хабибы, а также Билала.

В шиитских источниках также содержится информация о том, что в Дамаске Тимур отремонтировал усыпальницу дочери имама Хусейна (а) Сакины, а также разрушил могилу Йезида. Однако в в достоверных летописях той поры об этом нет никаких записей.

Тимур относился с глубоким уважением к сейидам. Некоторые утверждают, что это является проявлением любви правителя к Ахли-бейту (а). Однако нельзя забывать, что сейиды были для Тимура и политическим оружием. Правитель использовал их авторитет. В особенности сейиды приносили пользу во время походов Тимура. Прежде чем атаковать какой-либо город, Тимур отправлял к правителям авторитетных сейидов, чтобы те уговорили их сдаться.

Отметим, что Тимур даже попытался преподнести себя сейидом, и тем самым получить степень священности.

Еще при его жизни были выдуманы истории, будто его род восходит к Чингиз-хану и имаму Али (а). На могиле Тимура в Самарканде содержится легенда о происхождении правителя. Будто одной из его прародительниц была женщина по имени Аланкува. Луч света, проникнув в дверную щель, предстал пред ней в виде красивого юноши. И, будто им оказался один из сыновей имама Али (а). Впоследствии у нее родился сын, и будто Тимур принадлежит именно к этому роду (Джастин Мароци. «Тамерлан – покоритель мира», стр. 430).

Одним из сейидов, пользовавшихся большим уважением Тимура, был основатель рода Сефевидов, Шейх Али Сийахпуш. Он был из рода имама Мусы Кязима (а), прапрадедом деда Шаха Исмайыла Хатаи, и жил в Ардебиле.

Возвращаясь после победы над османским султаном Илдырымом Баязидом с большей добычей, в частности с пленниками из Византии, Тимур остановился в Ардебиле, и встретился с Шейхом Али Сийахпушом. После небольшого разговора, правитель сказал, что Шейх может попросить у него все что угодно. Тот попросил, чтобы Тимур подарил ему пленников, которых вез с собой. Тимур же заметил, что среди пленников есть и немусульмане, много христиан, и спросил, зачем они Шейху. Тот ответил: «Несмотря на то, что они христиане, они, прежде всего люди».

Тимур исполнил просьбу Шейха, а тот освободил их. Большая часть византийцев осталась жить на территории Ирана.

Говорят, что впоследствии их потомки сыграли важную роль в движении сефевидов. В эпоху Тимура в средней Азии жила община нусейритов. Они ненавидели имама Али (а), и даже оскорбляли его. Они придерживались убеждений, что в сердце каждого человека должна быть хоть частичка ненависти к Али (а). Потому что, будто Али (а) заказал убийство Османа и спрятал его убийц.

Нусейриты написали письмо Тимуру и пригласили принять их веру, а также попросили, чтобы во всех мечетях проклинали Али (а). Прочитав письмо, Тимур сказал: «Моим наставником является Шейх Зейнаддин Тайибади. Я не могу что-либо сказать без его указания». Надо отметить, что Шейх Зейнаддин Тайибади был видным чуфийским шейхом, а Тимур считал себя его учеником. Тимур послал письмо Шейху, от которого вскоре пришел ответ. На оборотной стороне письма Шейх написал следующее четверостишье на персидском языке:

Если даже взметнешься выше небес,

А глина, из которой ты слеплен, смешается с родником Ковсар,

Если нет в твоем сердце любовь к Али –

То ты несчастен, а деяния никчемны.

Говорят, что прочитав ответ Шейха, Тимур наказал эту общину.

Подытоживая тему, можем сказать: объективные исторические исследования показывают, что Тимур не был шиитом, а наоборот, позиционировал себя как представитель ахли-сунны.

А его положительное либо отрицательное отношение к шиизму и шиитам на различных исторических этапах разъясняется не мазхабным фактором, а политическим. Когда ему хотелось захватить земли шиитов, он преподносил себя приверженцем ахли-сунны и борцом с «рафидитами».

И, наоборот, когда требовалось покорить суннитские народы и земли, он выставлял себя сторонником Ахли-бейта (а) и другом шиитов.

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button